Главная \ Культура \ «Потому что кровь у нас казахская!»

Культура

«ПОТОМУ ЧТО КРОВЬ У НАС КАЗАХСКАЯ!»

«Как любая великая река начинается с маленького ручейка,– считает Токтарбай Кадыргалиевич, – так и любую большую общественную проблему нужно начинать решать с себя, с собственной семьи». Вот он и начал. Вспоминают Тамирлан и Батыржан – старшие из детей Аккенже Абаевны и Токтарбая Кадыргалиевича Дусенбаевых. 

IMG_7068ее!!

Тамирлан: Папа время от времени  говорил нам,  что собирается отправить нас в какой-нибудь казахстанский аул: «Будете жить в степи, учить казахский язык». Я  думал, что он шутит. Но однажды вечером он сказал: «Вы  уезжаете завтра – на месяц». Я чуть со стула не свалился, но деваться некуда. Слово папы у нас – 
закон. Я только спросил, куда мы едем? Оказалось, к родственникам одной знакомой.

– То есть  вы с Батыржаном  ехали к совершенно чужим людям? 

Тамирлан:  Это еще ничего, такое уже бывало. Гораздо интереснее, куда мы ехали. 

– И куда же?

Тамирлан: В город…Чу! А даже я знаю, что Чуйская долина  –  это долина наркотиков. Наркотики в Россию везут, в основном, оттуда. Конопля растет там естественным путем. Ее несколько раз пытались уничтожить, но ничего не получилось, – как росла, так и растет. В общем, мы были напуганы: наш поезд прибывает в 3 часа ночи, долина наркотиков, наркоманы, мы без взрослых, с двумя чемоданами… То ли встретят нас, то ли нет... Мама плачет… 

– Ну и как? Встретили вас на вокзале?

Батыржан: Конечно, встретили! И вообще, всё оказалось не так страшно, как нам представлялось. Все очень дружелюбно к нам относились, особенно когда узнавали, что мы с братом из России приехали, причем даже не к родственникам. У них просто гордость появлялась, что казахи в России хотят учить казахский язык... Нас вообще там приняли очень хорошо! Настоящие казахи!

Тамирлан: Жили мы в самом настоящем деревенском доме, и образ жизни был деревенский. Чу получил статус города только потому, что живет в нем около сорока тысяч человек, на самом же деле это большая-большая деревня, и пойти там абсолютно некуда, кроме компьютерного клуба. 

Батыржан: В общем, довольно унылое место, там даже речки нет! 

Тамирлан:  Я-то до Самары успел пожить в деревне: сначала в Утёвке, потом в Алексеевке. А Батыржану было трудно привыкать к некоторым вещам. Он узнал, например, что такое, катаясь на велосипеде, сидеть на раме без «сидушки», узнал, что такое уличный туалет. Но  это – тоже опыт. Побывать в такой  глуши, я думаю, не менее полезно, чем любое другое путешествие. И потом, мы ведь приехали не развлекаться, а учить язык!

 –  И как это происходило?

Тамирлан: Мы оказались среди людей, практически не говорящих по-русски. Чаще всего мы вынуждены были общаться с хозяйкой дома. Вначале объяснялись с ней чуть ли не на пальцах – отдельными словами. В семье был парень моего возраста – Нурсултан, он  немного понимал по-русски. Если я не знал какое-то слово, то спрашивал у него: «Нурик, как это будет по-казахски?» И постепенно я стал понимать, что говорят люди, начал объясняться не отдельными словами, а предложениями. Может быть, казахский язык мне дался легко, потому что кровь у меня казахская?

– То есть вы не халтурили, вы честно отрабатывали свою «повинность»?

Батыржан: Мы там даже ходили к учительнице! 

Тамирлан: Еще в Самаре папа нам сказал: «Попробуйте найти там учителя». Это оказалось совсем не просто. Только на седьмой день мы начали заниматься с педагогом.  Учителем она оказалась хорошим и опытным, потому что работает в школе, где преподает казахский как иностранный. Ее семья тоже прониклась к нам симпатией, и мы проводили у них целые дни. Урок начинался в одиннадцать. Позанимаемся час – посидим поболтаем. Потом еще час позанимаемся – пообедаем.

Батыржан: После обеда мы смотрели телевизор: у них было кабельное телевидение, российский канал. О, это было счастье! 

Тамирлан: После этого у нас было еще пару часов занятий, и где-то после шести мы  уходили. Атмосфера была, конечно, не такая, как в школе, но мы занимались серьезно, даже сочинения писали! Штук 15, наверное, написали. А жара стояла – 45 градусов в тени! Сил вообще не было, но я заставлял работать и себя, и Батыржана, хотя он и ныл. Думаю, Батыржану было сложнее, чем мне. Он ведь только третий класс закончил и многого еще даже в русском языке не знает. А я уже мог грамматику сопоставлять. Мне было даже легче, чем при изучении английского. 

– А тебе, Батыржан, казахский язык легче давался, чем китайский?

Батыржан: Казахский труден по-своему, китайский – по-своему.

Тамирлан: Постепенно я понял, почему папа нас туда отправил, почему борется за то, чтобы казахи знали свой родной язык. А ты понял, Батыржан?

Батыржан: Понял. Потому, что это «просто надо».

Текст и фото Л. Мельниченко
 

География деятельности
ГЕОГРАФИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

РНКА России

Новости Казахстана
Новости Казахстана

Правительство Казахстана своим постановлением от 18 мая 2018 года утвердило План мероприятий по поддержке этнических казахов за рубежом на 2018 - 2022 годы.

Новости России
Новости России

26 октября в Ханты-Мансийске состоялось выездное заседание Совета при Президенте Российской Федерации по межнациональным отношениям

Предстоящие мероприятия
Новости молодежи
Новости молодежи

14 ноября в актовом зале СГИК (г. Самара, ул. Фрунзе, 167) состоится V Областной фольклорно-этнографический конкурс «Этнолик». Участвовать в конкурсе могут студенты 18 - 25 лет. Заявки принимаются до 30 октября.

Женская этика
Женская этика

Молодые снохи и женщины не садятся на почетное место (тор) в почитаемом доме.
Сидя на стуле, женщины и девушки не кладут ногу на ногу.
Женщины и девушки публично не ...

Федеральная национально-культурная автономия казахов России

Общероссийская общественная организация «Федеральная национально-культурная автономия казахов России»

Адрес:
443009, г. Самара, ул. Воронежская, д.9, оф. 207
Яндекс.Метрика